12 февраля. Обзор прессы. Годовщина Минска-2: итоги и ожидания

В Минске ровно год назад представители Украины, России и ОБСЕ подписали протокол об урегулировании конфликта на Донбассе. Соглашение должны были выполнить до конца 2015 года, однако на востоке страны до сих пор продолжаются обстрелы, а часть Донбасса находится под контролем боевиков. Журналисты в годовщину подписания документа поинтересовались у военных экспертов, политологов и участников контактной группы о перспективах и результатах «Минска-2».

Как и в первом Минском протоколе, подписанном еще в 2014-м («Минск-1»), так и в Минских соглашениях подписанных 12 февраля 2015-го, первый пункт протокола предусматривает немедленное прекращение обстрелов. Выполнить этот пункт так и не удалось.

«Боевики продолжают нарушать условия перемирия на Донбассе. За минувшие сутки они 50 раз открывали огонь по позициям сил АТО. С гранатометов и крупнокалиберных пулеметов противник вел огонь по нашим позициям в Песках, Опытном, Авдеевке и на шахте «Бутовка», – сообщили 11 февраля в пресс-центре АТО.

Согласно Минскому протоколу, предусматривается обмен военнопленных «всех на всех», но выполнить это условие также не удается.

«Новостей о возможной дате освобождения заложников на сегодняшний день, к сожалению, нет. Работаем. На сегодняшний день в списке заложников 140 человек, мы ищем местонахождение некоторых из них и считаем, что разблокировать процесс освобождения нужно, в первую очередь, освободив больных, женщин, людей с тяжелыми ранениями и диагнозами», – написала на своей странице в соцсети нардеп Ирина Геращенко.

Несколько дней назад контактная группа должна была в очередной раз собраться в Минске. Но экс-президент Леонид Кучма обратился к представителю ОБСЕ Мартину Сайдику и попросил его провести заседание только после переговоров «Нормандской четверки» в связи с «несоблюдения режима тишины со стороны представителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, в отсутствии прогресса по освобождению заложников и выполнения других пунктов».

Правда, как сообщил источник, несмотря на то, что встреча Кучмы, Сайдика и представителей РФ Бориса Грызлова и «ДНР/ЛНР» Дениса Пушилина так и не состоялась, представители подгрупп, в том числе политической, свою работу провели.

Главный результат Минского протокола – войну удалось «поставить на паузу», считает политический эксперт Андрей Золотарев. По мнению политолога, выполнить соглашение так и не удалось, в частности, потому, что в протоколе не указаны конкретные даты выполнения каждого пункта.

«Войну удалось поставить на паузу – вот это главный результат Минского протокола. Но, как и прежде, (сохраняется ситуация «ни мира и ни войны». Ситуация перманентных обстрелов, с техникой, тяжелым вооружением. Если Украина худо-бедно свою часть договоренностей пыталась выполнить, та сторона не выполняла ничего», – отмечает эксперт.

Политолог Ярослав Макитра отмечает еще один результат Минского протокола – Россию удалось втянуть в переговорный процесс, хотя политическое руководство РФ не раз заявляло, что Украина должна вести переговоры непосредственно с представителями т.н. «республик».

«Самое большое достижение – удалось приостановить активную фазу войны, гибнет намного меньше людей, чем было до этого – это первый пункт. Второй пункт – удалось втянуть Россию в переговорный процесс. Наверное, и все. Другие пункты Минского протокола не выполнили, и эти договоренности – это не есть действенный способ обеспечения мира», – говорит Макитра.

Представитель Украины в политической подгруппе Роман Безсмертный считает, в результате Минского протокола на Донбассе нет фронтовой войны, не используется тяжелое вооружение, однако через неподконтрольный Украине участок границы из России боевикам до сих пор поставляются оружие и припасы.

«Идет очень сложная работа по реализации этих пунктов. Она очень сложная, и если посмотреть на все 13 пунктов — среди них есть те, которые не выполнены и выполненные частично. Хуже всего то, что не выполнены те пункты, которые касаются гуманитарных вопросов, связанными с обменом незаконно удерживаемых лиц, элементарном обеспечением условий существования людей и так далее. Почему это происходит? Нет фронтовой войны, нет использования тяжелого, среднего вооружения. Достижения, которые есть, все нивелируются из-за того, что на территорию ввозятся припасы, вооружения из Российской Федерации», – говорит политик.

Генерал-лейтенант Вадим Гречанинов считает, что Минские договоренности позволили остановить полномасштабную войну, однако подчеркивает, что вялотекущий военный конфликт все равно продолжается.

«Минские договоренности, по сути, позволили уменьшить напряженность военную, в какой-то степени. В первую очередь это устраивало Европу, потому что она не хотела осложнений, ей нужно налаживать отношения с Россией», – отмечает военный эксперт.

Чего ждать от Минского протокола в этом году и когда кончится война

Большая часть опрошенных экспертов уверена, что Минский протокол к миру на Донбассе не приведет. Так, политолог Андрей Золотарев считает, что западные страны будут настаивать на реализации договоренностей, однако конфликт продлится еще 1,5-2 года.

«Очевидно, есть «минский кризис». Тем не менее, европейские страны, под давлением которых принимались Минские соглашения, будут настаивать на имплементации Минских соглашений. Их позиция остается неизменной. Мир любой ценой — и точка. Не принимая во внимание, к каким политическим последствиям это может привести. Для США главнее всего показать Минский процесс успешным (в год президентских выборов в Америке). Для Франции и Германии успешный Минский процесс — это снятие экономических санкций (против России, – ред.). Не будет забывать об объемах торговли той же Германии с Россией», – подчеркивает политолог.

Уже упомянутый военный эксперт, генерал-лейтенант Вадим Гречанинов также считает, что окончательно выполнить Минские договоренности не удастся. При этом он уточняет, что до тех пор, пока президентом России остается Владимир Путин, в Украине будет продолжаться «АТОшная ситуация».

«То, что протокол будет выполнен, я не думаю — считаю, что не будет выполнен протокол. Потому что противоположны интересы сторон. К сожалению, противоречия сторон заложены в положения Минских договоренностей. То, что устраивает Россию, не устраивает нас, и наоборот. Пока Путин держится у власти, я думаю, Минские соглашения выполнены не будут. В отношении того, что будет дальше: я думаю, есть такая «АТОшая обстановка». Это будет долго — я не могу сказать, как долго. Если Путин не споткнется — к сожалению, это будет очень долго», – говорит эксперт.

В этом году можно ожидать новых дат выполнения Минского протокола, однако ситуации останется в подвешенном состоянии, уверен политолог Ярослав Макитра.

«Пока ни одна из сторон не готова выходить из Минского процесса, поэтому будут устанавливаться новые даты, процесс и дальше будет в подвешенном состоянии. Будет затягиваться. Будет ли это длиться еще один год? Тяжело сейчас сказать», – считает политический эксперт.

Участник переговоров в Минске Роман Безсмертный на вопрос о том, верит ли он в выполнение протокола, ответил: «Мы все люди, я надеюсь» и добавил, что пока Россия будет продолжать поставки оружия боевикам, конфликт будет существовать «в вялом состоянии».

На своей пресс-конференции 14 января президент Петр Порошенко назвал 2016-й год годом возвращения украинского суверенитета на оккупированной территории Донецкой и Луганской областей. Кроме того, глава государства продемонстрировал журналистам диаграмму, на которой видно – обстрелы украинских позиций стали происходить реже.

«Укрепление обороноспособности отбило любую охоту у врага идти в наступление», – сказал президент.

Также он добавил: «В 2016-м году должно состояться возобновление украинского суверенитета на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей».

Кстати, на днях Институт мировой политики представил результаты аналитического исследования «Опыт урегулирования конфликтов в мире. Уроки для Украины». Эксперты изучили опыт решения 10 локальных конфликтов в 9 странах – Великобритании, Анголе, Либерии, Хорватии, Боснии, Косово, Молдове, Грузии и Республике Кипр.

При этом в результатах исследования отмечается, «искусственность проблемы сепаратизма на Востоке Украины и инспированность конфликта Россией обусловливает беспрецедентность такого типа конфликта в мировой практике».

Ссылаясь на опыт Хорватии, Либерии, Боснии и Герцеговины, Косово и Анголы эксперты института считают, на территории Донбасса должна действовать мониторинговая миссия с «военным компонентом».

«Миссия должна иметь исполнительные полномочия и военный компонент, т.е. способность угрожать силой членам незаконных вооруженных формирований (НВФ), которые не желают сложить оружие (например, миссия UNTAES в Хорватии, миссия ECOMOG в Либерии, миссия UNFICYP в Республике Кипр, миссия IFOR / SFOR в Боснии). Также миссия должна получить доступ ко всей территории и инфраструктурних объектов страны, включая военные», – говорится в опубликованном докладе.

Кроме того, Институт мировой политики пришел к выводу, что неподготовленные выборы на Донбассе могут спровоцировать возобновление боевых действий. При этом отмечается: «исследование 233 конфликтов во всем мире показывает, что демократические выборы и установление демократического режима способствует постконфликтномe урегулированию больше, чем любая другая политическая система».

Как отмечается в результатах исследования, с момента прекращения огня до выборов должно пройти 2-3 года.

«Это время необходимо не только для того, чтобы обеспечить условия для честного и свободного волеизъявления, но и для формирования умеренной местной или, способной создать противовес влиянию сторонников радикального курса. Именно это, а не выборы, должно быть целью мирного урегулирования, как гарантия необратимости процесса», – говорится в докладе.

Выборы и изменения в Конституцию

Россия настаивает – украинская сторона до сих пор не выполнила одно из ключевых условий – не провела Конституционную реформу.

«Самым главным во всем процессе урегулирования, ключевым вопросом является вопрос политического характера, а в центре ‒ конституционная реформа», – цитирует пресс-служба Кремля президента РФ Владимира Путина.

Глава России также отметил, что правительство Украины внесло в переходные положения нового проекта Конституции ранее принятый закон об особом статусе Донбасса.

«Но этот закон, который они внесли в Конституцию, принят всего на три года. Два года уже прошло», – заявил Путин.

В свою очередь Петр Порошенко неоднократно заявлял, Минские соглашения срывает Россия – военные и техника которой до сих пор находятся на территории Донбасса. Кроме того, не выполнен первый и самый главный пункт соглашения – так и не заработал режим «тишины».

Президент предложил привязать все пункты протокола к конкретным датам.

«Мы подчеркиваем, что все пункты Минских соглашений должны быть выполнены, и в связи со срывом РФ выполнения своей части обязательств, мы твердо ставим вопрос о том, чтобы в 2016 году привязать все шаги, которые предусмотрены Минскими соглашениями, к конкретной дате», – сказал президент Порошенко журналистам, пишет Александр Литвин в статье «Война на паузе: чего дальше ждать от Минских соглашений» в газете «Сегодня».

На годовщину подписания Минска-2 очертился ряд событий и заявлений, которые, скорее, могут «повысить ставки» в игре.

Первое — 10 февраля так и не состоялось заседание Трехсторонней контактной группы, однако заседали подгруппы по экономическим, политическим вопросам и вопросам безопасности. Накануне представитель российской стороны Борис Грызлов заявил, что принять участие в заседании группы не сможет.

Второе — 8 февраля началась комплексная внезапная проверка боевой готовности вооруженных сил РФ. К ней были привлечены войска Южного военного округа, отдельные соединения и части Центрального ВО, Воздушно-десантных войск и военно-транспортной авиации Воздушно-космических сил.

Третье — секретарь СНБО Александр Турчинов заявил, что военные учения России проходят непосредственно у восточной границы с Украиной. Также на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей РФ проводит учения так называемых 1-го и 2-го армейских корпусов. По словам Турчинова, все это означает подготовку к агрессивным боевым действиям, являющимся прямой угрозой для Украины.

Четвертое — следующая встреча министров иностранных дел стран «нормандского формата» должна состояться в Мюнхене 13 февраля. Об этом на днях заявил глава МИД Украины Павел Климкин: «Сейчас мы обсуждаем временные рамки и повестку дня. На встрече министров я намереваюсь также обсудить начало переговоров о деоккупации Крыма».

Пятое — в России уже заявили, что 18 февраля отправят очередной так называемый гуманитарный конвой на Донбасс. Напомним, что в 2014—2015 гг. таких «гумконвоев» было 48.

На самом деле все сегодняшние события вокруг Минского процесса — это следствие дипломатической ловушки, в которую попала украинская власть, подписав год назад рукой творца кланово-олигархической системы в Украине Кучмы договоренности в столице Беларуси. Начав переговоры в Женеве, где присутствовали американцы, Украина не выдержала давления и согласилась на прямой контакт с террористами и представителем Кремля (после открытого введения российских войск на территорию Украины). Ошибка, о которой мы писали с самого начала, отмечается в одном из материалов газеты «День». В результате Москва добилась своего — был подписан договор под гарантии немцев и французов (без американцев), который фактически свелся к тому, что Украину вынуждают выполнять свои обязательства (в частности, Запад), а Россия и ее террористы на Донбассе игнорируют Минские договоренности.

Да, Украина получила передышку, в частности благодаря усилиям руководителя подгруппы по вопросам безопасности от Украины Евгения Марчука — осенью на несколько месяцев обстрелы фактически были прекращены полностью. Однако на сегодняшний день обстрелы возобновились и увеличились, жертв с нашей стороны в целом стало меньше, но они есть (это так Россия выполняет свои обязательства). А главное, Украина начала внесение изменений в Конституцию в части децентрализации и особого статуса части Донбасса, которые, по словам конституционалистов, усиливают власть президента, создают прецедент для особых полномочий для отдельной территории и будут легализовать путинскую агрессию в Украине. Более того, переговорщики от Украины 12 февраля 2015 года согласились на такую конструкцию в договоренностях, когда сначала должны пройти выборы на оккупированной части Донбасса, а только потом состояться передача контроля над границей Украине.

Не до конца понятным остается и вопрос модернизации Вооруженных сил Украины (это к вопросу, как использовали время). Безусловно, их качество улучшилось в разы, но тот ли это уровень, который должен был быть, в частности в вопросе начала создания профессиональной армии?

Итак, что мы имеем на сегодня по Минску-2? Какие угрозы существуют, учитывая последние события? Как может развиваться ситуация дальше?

Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения: «Позиция России явно деструктивна — она вызвана обострением противостояния с Западом. Напомню, что в течение последних дней прозвучали серьезные заявления относительно РФ. НАТО провозгласило создание стратегии сдерживания ХХІ века, где сопротивление России имеет ключевое значение. А западные официальные лица объявили о возможном возврате к «холодной войне». После того как был сбит российский Су-34 турецкими ВВС, Альянс фактически вынужден демонстрировать подготовку к агрессии РФ. НАТО усиливает и Турцию, и страны Балтии, Центральной и Восточной Европы».

«Все это, конечно, воспринимается Кремлем с большим раздражением, поскольку экономических, политических, технологических ресурсов для противостояния с Западом Россия не имеет. Поэтому она ищет асимметричные возможности и «болевые точки» — Сирию, Украину, возможно и другие участки, чтобы оказать влияние на Запад. Я даже не исключаю, что в случае формирования более активной позиции Запада относительно РФ могут состояться какие-то военные атаки на Донбассе», — считает эксперт.

«В украинском контексте российская сторона сосредоточилась на двух аспектах. Во-первых, это открещивание от договоренностей и попытки переложить ответственность на украинскую сторону. Второй аспект — попытка в авральном режиме усилить блок своих союзников в Европе, в том числе в НАТО. Обращу внимание на приезд 17 февраля в Россию венгерского премьера Виктора Орбана. Также Россия сотрудничает с Италией, которая в обход санкций продает россиянам легкую бронетехнику. Подобные случаи используются Россией. За последние несколько месяцев звучали негативные заявления и со стороны президента Франции Франсуа Олланда о переговорах с Путиным после атак террористов в Париже. Синхронно с ним министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер допустил возвращение РФ в состав G8, если она будет сотрудничать в вопросе Сирии», — говорит военный эксперт .

«Появление таких мыслей — это отголосок действий российских спецслужб, дипломатии, всех пророссийских агентов влияния на территории Европы, (направленных на то, чтобы) расшатать ситуацию. Кроме того, РФ передала Беларуси 4 дивизиона ЗРК С-300 — это следует вписать в контекст военных учений в этой стране — у границ с Украиной. Это попытка сделать Беларусь четкой военной союзницей в борьбе с западным миром. Но вопрос создания там российской военной базы и готовности этого государства стать плацдармом для атаки до сих пор остается открытым», — сказал Бадрак.

«Для нас это урок, чтобы срочно формировать боевые возможности и асимметричные возможности для самостоятельного военного ответа. Это Силы спецопераций (которые претворяются в жизнь) и создание ракетной техники. Что касается последнего, то недавно был утвержден государственный оборонный заказ, в который попала ракетная тематика. Но все происходит медленно, поэтому мы теряем территории и человеческие жизни мобилизованных, которые вынуждены опираться только на свой патриотизм. Показательным является недавний скандал с военными 53-й бригады на полигоне «Широкий Лан» на Николаевщине. Он подтверждает нашу критику и расчеты на то, что Украине нужна профессиональная армия. Надеюсь, приобщение НАТО к процессу оборонной реформы, о чем президент договорился в декабре, сделает свое дело, и украинская власть провозгласит курс на профессиональную армию. Без этого революционные перемены в реформировании ВСУ не состоятся», — отметил эксперт.

Сергей Солодкий, первый заместитель директора Института мировой политики: «Минские договоренности были вынужденным шагом, на который пошло украинское руководство из-за масштабной российской агрессии, внешнего давления и ограниченных ресурсов Украины. Уверен, что оно неоднократно пожалело о таком переговорном формате, но ищет себе оправдание лишь в том, что тогдашние условия другой модели приостановки российской агрессии не имели. Те надежды, которые питали украинские власти и иностранные игроки, не оправдались — российские планы и интенсивность агрессии не изменилась. Минские договоренности, которые носят беспрецедентный характер, не выполняются Россией. А в одностороннем порядке выполнять требования этих договоренностей Украина не может, поскольку это государственное самоубийство».

«Украина, подписывая документы в Минске, хотела за время затишья мобилизоваться к началу дальнейших атак РФ, найти инструменты давления на РФ и сохранить единство западных партнеров в этом вопросе. К сожалению, в этом плане мои оценки несколько пессимистичны. Хотя Украине и удавалось в авральном режиме реформировать ВСУ, мы до сих пор слышим о проблемах с коррупцией и обеспечением военных. Власти должны понимать, что у них больше нет такого ресурса, как время — история не простит им ни одной упущенной минуты», — подчеркивает эксперт.

«Что же касается давления Запада на Россию, то эту задачу частично удалось выполнить — наши главные союзники на нашей стороне, санкции сохранены. Однако нас может не устраивать ни давление на РФ, ни сепаратные переговоры с агрессором. Непонятна западная легковерность, что Россия слаба, но именно Запад ищет с ней компромиссы. Украина не может выполнять договоренности, подписанные год назад, поскольку Россия не выполняет свои базовые обязательства. Донбасс переполнен российскими наемниками, регулярными войсками, оружием. А к границе, которая сейчас взята под контроль РФ, не имеют доступа представители ОБСЕ. Со стороны Запада не звучат призывы к России прекратить наполнять регион военными. Проблема в том, что мы переживаем период недопонимания: наши партнеры не понимают, чего мы хотели и чего хотим. Например, в Германии неголосование за конституционные изменения воспринимают как отход Украины от договоренностей», — говорит он.

«Причина в том, что они не понимают нашу позицию. Украинская сторона плохо доносила свои аргументы до парижской встречи в нормандском формате 1 октября 2015 года и после нее, или наши партнеры их не слышали. Украине, начиная с сентября, нужно было говорить со всех информационных площадок о нарушениях России и принципиальных позициях, которые должно учитывать мировое сообщество в диалоге с РФ. Очевидно, что за год после «Минска-2» позиции Украины несколько ослабели. Это произошло и из-за изменения международной конъюнктуры не в пользу нашего государства. В США все внимание приковано к президентским гонкам, где речь в основном ведется об «ИГ». Европа сфокусирована на решении проблемы беженцев. Это не означает, что на Западе игнорируют вопрос российской агрессии, а поэтому значение Украины не уменьшилось. Еще не поздно отыграть и отстоять позицию Украины в дипломатическом измерении», — отметил эксперт, пишут Иван Капсамун и Дмитрий Кривцун в статье «Минск-2. Что мы получили через год?» в газете «День».

Когда год назад Ангела Меркель отправилась в необычное дипломатическое турне, война на востоке Украины полыхала с новой силой. Правительство в Киеве ежедневно сообщало двузначные цифры погибших. Канцлер Германии и президент Франции Франсуа Олланд полетели сначала в Киев и Москву, а затем — в Минск.

Там после многочасовых ночных переговоров 12 февраля был подписан документ, призванный принести мир. Он получил неофициальное название «Минск-22, поскольку первая достигнутая в сентябре 2014 года договоренность о прекращении огня просуществовала всего несколько месяцев. Представители сепаратистов, России, Украины и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) согласовали «комплекс мер» из 13 пунктов. Год спустя соглашение балансирует на грани провала, ключевые пункты все еще не выполнены.

Прекращение огня и отвод вооружений

Уже в первом пункте содержится ключевое требование соглашения — «незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня». По нынешний день оно выполнено лишь отчасти. Хотя число жертв заметно сократилось, а новых масштабных наступлений не было, в зоне конфликта почти каждый день гибнут люди. На некоторых участках, например у бывшего донецкого аэропорта, идут перестрелки, словно «Минска-2» не было.

Отвод тяжелых вооружений от так называемой линии разграничения между украинскими войсками и сепаратистами проходил тяжело и затянулся во времени. Он до сих пор до конца не завершен. Наблюдатели ОБСЕ периодически фиксируют нарушения с обеих сторон.

Обмен пленными и амнистия

Не позднее чем через пять дней после отвода вооружений должен был быть завершен обмен пленными. Правда, в тексте соглашения речь идет о «заложниках и незаконно удерживаемых лицах». Обмен предусматривает принцип «всех на всех». В реальности обмен пленными идет медленно, небольшими группами. Стороны спорят о том, кто подлежит обмену. Так, в самопровозглашенных ДНР и ЛНР настаивают на освобождении более тысячи лиц, задержанных в Украине по подозрению в сепаратизме.

Условием завершения обмена пленными сепаратисты называют широкую амнистию, проведение которой также закреплено в тексте «Минска-2». Украинский парламент еще в 2014 году принял такой закон, но он уже утратил силу. Когда будет принят новый закон, неизвестно. Многие в Украине выступают против амнистии сепаратистов, совершивших тяжкие преступления. Президент Петр Порошенко пообещал, что «стопроцентной амнистии» не будет.

Контроль над границей и вывод иностранных бойцов

С момента начала боевых действий весной 2014 года Украина пытается восстановить контроль над границей с Россией. Речи идет об участке длиной примерно в 400 километров. Киев обвиняет Москву в том, что через него к сепаратистам попадают оружие и боевики. Поэтому для Киева закрытие границы — одно из ключевых требований. В тексте «Минска-2» это предусмотрено, но на определенных условиях.

Сначала в Украине должна быть проведена реформа конституции, «предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов)». А в подконтрольных сепаратистам регионах — местные выборы, «диалог о модальностях проведения» которых украинские власти должны были начать с сепаратистами в первый день после отвода тяжелых вооружений. Киев настаивает на том, что выборы возможны только после полного прекращения огня, а также гарантированного доступа к границе наблюдателей ОБСЕ. Пока они такого доступа не получили, хотя это тоже записано в Минских соглашениях.

Не состоялся, похоже, и прописанный в документе вывод «всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников» из Украины. Россия до сих пор отрицает присутствие на востоке Украины регулярных частей своей армии. В Украине уверены, что это так. В Киеве сейчас идет процесс по делу двух российских офицеров, задержанных во время боя на востоке Украины в мае 2015 года. Оба утверждают, что они — добровольцы.

Реформа конституции и выборы

Главным пунктом «Минска-2» считаются договоренности о реформе Конституции Украине и местных выборах на территории сепаратистских республик. Реформа должна гарантировать им фактическую автономию. Что это означает на практике, прописано в примечании к 11-му пункту Минских договоренностей.

Там, среди прочего, сказано, что органы местного управления в этой части Донбасса получат право участвовать в назначении руководителей прокуратуры и судов, а также будет легализована «народная милиция». При этом Украина обязуется финансировать отделившиеся от нее районы Донецкой и Луганской областей. До сих пор Киев прерванные выплаты не возобновил.

Самой большой проблемой для Киева представляется реформа Конституции. Голосование в парламенте в первом чтении в конце августа 2015 года было омрачено столкновениями и гибелью милиционеров. Второе и окончательное голосование давно должно было состояться, чтобы изменения до конца 2015 года вступили в силу, как было прописано в Минских соглашениях.

Но оно отложено на неопределенное время. Наблюдатели в Киеве полагают, что для успешного результата у властей не хватает голосов в парламенте. Кроме того, Украина должна принять специальный закон о выборах в Донбассе. Когда это произойдет — вопрос открытый.

Поскольку все это было ожидаемо, лидеры России, Украины, Франции и Германии в ноябре договорились перенести действие «Минска-2» на 2016 год. До сих пор обе стороны затягивали время. Но Киев ощущает нарастающее давление со стороны своих западных партнеров. Они говорят, что нужно принять обещанные и вызывающие в Украине споры изменения в законодательство даже тогда, когда Россия и сепаратисты не выполнят свою часть договоренностей, пишет Роман Гончаренко в статье «Минск-2 год спустя: миссия не выполнена и продлена» в DW.




12 февраля. Обзор прессы. Годовщина Минска-2: итоги и ожидания 12.02.2016

0
Февраль 12th, 2016 by
36 queries